Штопор Тагильстана (эпик)

Дата: 24th Ноябрь 2010. Автор: Chertoznai. Рубрика: Пародии
%d1%88%d1%82%d0%be%d0%bf%d0%be%d1%80-%d1%82%d0%b0%d0%b3%d0%b8%d0%bb%d1%8c%d1%81%d1%82%d0%b0%d0%bd%d0%b0-%d1%8d%d0%bf%d0%b8%d0%ba

- Нечем бутылку открыть, – грустно произнес забулдыга, очень похожий на бомжа.

Сидевшим рядом герой среди героев, Покоритель Талибана, Магистр Козлодоения, Мореход Проклятых Пустынь, Инженер-Метростроитель и Страпохандер Страпонландера  не смог упустить такой шанс. Шанс доказать свою крутизну в стотысячный раз.

- Я самый ипичный герой в этом сферичном мирке! Чем могу помочь?

- Слышал я, что за тридевять царств и оленеводческих колхозов, в Чертогах Содомии Великого Восьмиугольного Треугольника Талибана воткнут в Пенек Зубовного Скрежета Черный Штопор Тагильстана. Все бы ничего только…

- Уже бегу, никуда не уходи!

Гордость Херхуянских степей, Обьездчик Скачущих Осьминогов и большой любитель покатушек на дубовых членах уже выскочил на улицу. Потому и не видел, как бомж ловким ударом отбил горлышко у бутылки и влил в себя пиво.

- Вот так, получше. А то «Не уходи»… Твою мать! Чтоб я после вчерашнего маялся с похмела и ждал какого-то идиота? Который, и до конца дослушать не может – все бы ничего… только штопором пивную бутылку открыть нельзя! Щасливого пути, долбоеб! – проорал бомж вслед захлопнувшейся за ипичной жопой героя дверью.

Суровое северное море яростно и неистово содомировало суровую ладью суровых викингов-метросексуалов Чапаевхельда адскими свинцовыми волнами цвета суровой крови. Все монахи-содомиты были сплошь в татуировках, в основном по мультфильмам Диснея. Страпонландер летел навстречу подвигам стоя на третьей палубе боевой пироги, подставляя лицо брызгам с кильватерной турбины.

- Так за каким хером ты плывешь в эту жопу, на лице благословленного Хуярка? – осведомился шторм-адмирал викингов (отягощенный татухами двух Дональдов Даков на обширном пузе, при каждом движении мощных складок жира казалось, что утки зловеще щелкают пастями и растопыривают кожистые крыла), и выпустил из трубки колечко табачного дыма. Погодь! Адмирал ладьи наклонился к трубе. Эй, поддайте угля талибанские дерьмоеды!

- За Штопором Тагильстана! Если я его добуду, я стану вообще круче некуда! Обо мне буду слагать легенды! Как я пообещал безвестному бомжу найти штопор для его пивной бутылки!

- Да он поди уже давно открыл…

- Не, быть такого не может! Я ему сказал, сиди здесь и жди меня!

- Ты давно в пути?

- Полгода, это ж эпик!

- Если ты думаешь, что он ждет тебя до сих пор, то ты просто еблан.

- Я ипичный герой!

- Это одно и тоже.

- Что?

- Говорю, под левым верхним винтом справа от нашей субмарины, в аккурат на три ширины ладони правее солнышка, как раз лежит мешок ипичности, взять некому. Говорят, его туда уронил Ходячий Подвиг, из племени Горных Нанистов. Вот был всем героям герой… не мог даже посрать, чтобы подвиг не совершить. Говорят как присядет по большой нужде, так и вылетают из земли алмазы в кулак. Помниться еще жаловался он, грит весь зад в шрамах, от алмазов, будь они прокляты.

- Где этот мешок?! – вскричал Повелитель Оленьих Отар и склонился над фальшбортом. Пинок в жопу выкинул его в яростные содомирующе волны. Перебрав по песчинке морское дно в окружности десяти миль, и обзнакомившись анально со всей подводной фауной Страпонландер вынырнул на поверхность.

- О, а где авианосец? Наверно горные львы сожрали, даже якоря не оставили, сволочи! Ну и ладно, возведу каждому из мореходов по мраморному памятнику с дубовым членом! Все как положено по дрочильстанскому канонъу.

Путешествие продолжалось. Как обычно оно пролегало через ужасные и неизведанные земли.

Встречались, конечно, и светлые моменты. Когда ГГ шел через скалы, мимо пролетал горный страус. Несмотря на плохое зрение Страпонландер схватил камень, размером с голову слона (горного, конечно) и размозжил им взлетающую птицу. Тут же метко ударила шаровая молния и под нос ГГ упал поднос с уже закопченным фазаном, картошкой фри, биг маком и тремя бутылками белого.

Но не все было так радужно, иногда падало не прекрасное белое вино из пустынь Говнохейма, а отвратительная красная бурда с виноградников Моисеевбурга, да и чего уж там греха таить, закопченные фазаны падали только раз в два дня, а все остальное время ипичный голодный, как горный осел, герой был вынужден перебиваться жареной свининой и, о зловещий страх и ужас Херхенланда, заливной рыбой. ГГ было очень тяжело. Он похудел и облысел, выпали зубы и глаза, в жопе образовался геморрой размером с голову горного льва, но это лишь закалило тело и дух путешественника, который окреп мышцами и разумом. Но даже их ему иногда не хватало.

Страпонландер давно потерял счет дням в пути, его мозга хватало лишь на то, чтобы упрямо лезть на четвереньках вперед. (На самом деле подобное состояние мозга для него было обычным, он и в куда более цивилизованных местах лазил на четвереньках). Так он и познакомился со своими будущими хозяевами – стукнулся лбом в железную, из красного дерева, обитую дубом, дверь.

- Кто-то у ворот, однако, – донеслось изнутри Кожаных Чертагов.

- Это я, Лорд-Страпон всея Талибана! Откройте дверь ублюдки! Живо истопите мне баньку, водочки приготовьте…

- Водочки говоришь? – вышедший из чума чукча засмеялся.

- Да, водочки, узкоглазый! Я что зря свою кровь за тебя проливал в лесах Дрочильстана? Ломал дома жителей обетованного Херхуярка, свой малой родины? Спасал Моджахедию от моджахедов?! Рыл мосты и возводил тоннели?! И это… в вашем племени кровь обновить надо, посему всех телок что есть ко мне, их мужья пусть на выходе меня подарками одаривают. Типа свежая кровь, и не просто свежая, а ипичная просто донельзя! Аж искрит!

- И ты думаешь мы, выползку из леса, смахивающего на бродягу все это сейчас организуем? Будем водкой делиться, своих жен тебе в кровать засовывать, да еще и подарки вручать?

Собравшаяся толпа чукчей дружно засмеялась.

- Так я ж герой! – мягко, с укоризной напомнило ГГ.

- Может у себя ты и герой. А здесь ты будешь… ща подумаю, Изжопная Отрыжка Оленя.

- Как-то не героично

- Ничего, переживешь. Это самое малое, что тебе придется пережить. Волоките его в стойло к оленям, пусть они кровь его обновят, еблей в жопу. И это… проследите, чтоб искрило.

Так Страпонландер стал комнатным рабом. Но вообще-то все ГГ в этом прекрасном мире должны были пройти через комнатное рабство. Но это только закалило нашего героя, ну и попутно превратило его жопу в дупло. А и в глубине души ГГ был благодарен своим хозяевам, ибо только через трудности в виде анальной ебли можно было стать настоящим ипичным героем.

Прошло пол-года. И день избавления настал. Пинком под жопу чукчи проводили дорого гостя, спустив его Тагильстанскую Светлость и его не менее светлый зад (уже знакомый всем оленям в округе до блевотины) через водопад нахер.

- Я вам покажу, как с царем-монахом всея Моисеевхельда некультурно поступать. Грозил кулаками Страпноландер жителям Поляриса, вызывая у них очередные приступы смеха.

- А ведь я вас почти полюбил.

Но лишь злобный вопли полярицких недочеловеков были ему ответом.

Теперь перед Страпонландером простирались огромные, никем не мерянные болота. Как опытный путешественник, ГГ тотчас выкинул всю одежду, разорвал на куски сапоги, разбросал невеликие остатки еды и с голой жопой продолжил свой путь.

Как вы не были в Херхуяркских болотах? (Не переживай, о быдло читатель, там вообще мало кто был, кроме особо избранных, Тех, Кому Было Разрешено употребить горсть другую просроченных и смердящих барбитуратов для свиней). Каждое дерево так и норовило зубастой пастью вцепиться в горло неосторожному путнику, кучи неизвестных тварей так и норовили полакомиться человечиной. С ними и пришлось столкнуться ГГ, несмотря на зрение минус двадцать восемь он лихо кромсал змей просто на лету! Они ему грызли ноги, ломали шею, норовили когтистыми лапами выцарапать глаза, но он упорно лез вперед и вперед. Потом змеи сменились водяными, водяные крокодилами, крокодилы горными львами, но и им было не по силам остановить Страпонхандера.

Так или иначе ипичная знаменитость наконец выбралась на берег, обсушила одежду (выброшенную неделю назад), подточало сапоги (разорванные самолично тоже неделю назад), подкрепилось едой (которую давно пожрали болотные львы) и продолжила путь в землю обетованную, за Штопором Тагильстана.

Как и положено великому путешественнику Страпонландер вел дневничог, бложиг – по-талибански. Но поскольку писать он не умел, приходилось скрупулезно зарисовывать свои подвиги, в натуральную величину. Вот, извольте видеть, он скачет на марабу по скалам, а вот жители Поляриса выстраиваются в очередь, чтобы подложить под ходячую ипичность своих матерей, жен и дочерей. Более того, ГГ уже превкушало какой фурор в доверчивых научных кругах Хуярка и Охуярка произведут его записи. Ему светила Нанистическая Премия, по истории, географии и рисованию.

Но это было все впереди, пока же король Дрочильстана, как его иногда называли Верховный Дроч, шел через плотный и вязкий туман, дальше метра ничего не было видно. Вдруг откуда ни возьмись, просвистело в воздухе копье – конечно, будь ГГ с плохим зрением, в тумане, неизвестной местности, ему бы был полный и окончательный пиздец, но разве туман вокруг был? А разве местность была неизведанной? Про зрение и не говорю…

Страпонландер ловко уклонился от одного копья, потом от другого, третье он вообще перекусил на лету. Как обычно в пылу боя средь Необъятных Чертагов он пел боевой гимн своих родителей, ипичных мужиков. Наводя ужас и страх на врага, который трусливо забился под камни и тихо дрожал.

Правой левой, правой левой
Посильней сожми конец!
Утром, днем и ночью дрочит
Тагильстанский молодец!

Он ужасно героичен
Он крутой, среди овец
Кал в башке давно задрочен
Но он смел,  как холодец!

Туманные мамелюки ничего не смогли противопоставить ипичности князя Шагратбурга, в конце концов кто был привычен к войне в тумане, у кого был численный перевес и неожиданность? Вот и я о том. Страпонландер продолжил путь только тогда, когда наколол корнем бамбука на жирном пузе боевую медаль «за победу над Туманностью», изображавшую стадо горных львов, у каждого льва в пасти был двуручный меч, из под хвоста било синее пламя, а верхом на этом стаде, аки пастух, был изображен сам Страпонландер.

(Правда, кое-кто говорил что татухи не настоящие, а всего лишь децкие наклейки с пиндоской жвачки. И все потому, что ГГ не выносит даже небольшой боли, и доказательства этому в том самом бложике, который внезапно поведал миру о том, что Страпонландер поцарапал гвоздиком ипичную ногу и тотчас помчался к неипичным лекарям, воя от страшной боли. Что, конечно, слегка навредило репутации несгибаемого борца Со Всеми Трудностями Зараз).

Чертога Невероятной Содомии заалели на суровом стальном горизонте, и Страпонландер понял, что осталось последнее испытание, сразиться за Штопор. Легенды херхуярковских бардов давно наделили эту землю страшными монстрюками. И самым жутким из них было Тагильстанское Уебище. Легенды говорили, что это был бывший комнатный раб, а ныне король Тагильстана, который дорвался до запасов съестного и жрал до тех пор, пока и без того необъятный зад не стал напоминать колесо от васканского троллейбуса на оленьей тяге. Ужасное зрелище между прочим, троллейбус- то. Его тоже придумал Страпонландер, завистники же говорили, что придумка ничего не стоит, так как представляет собой увеличенное в сто раз беличье колесо, внутрь которого садятся люди, а потом бегут сломя голову, под руководством самого опытного человека в троллейбусе – дойного самца-оленя.

Аппетит сыграл с корольком злую шутку, ибо он не успел снять доспехи, когда присел пожрать, а потом мясо стало прорастать с дикой скоростью прямо через доспехи. Ужасные глазья почти выкатывались из дыр, в которых еще угадывались глазницы шлема, волосы проросли сквозь металлический шлем, огромные уши проломили боковые стенки шлема и висели снаружи суровыми колючими лианами. Короче, когда Уебище хватилось – было поздно, потому его и прозвали Уебищем.

Конечно, была проблема с аналом, ибо мясо-то наросло, но кишки через доспех прорастать никак не хотели. Сия проблема решилась традиционным для мирка способом – анал удалили, и вместо него присобачили миниатюрную черную дыру, через которую донельзя эпичное говно вылетало неизвестно куда. (На самом деле известно куда, в мешок с якобы барбитурой, из которого черпал ипичное вдохновение отец-основатель чюдесного эльфийского мирка)

Тагильстанское Уебище выхватило многометровый меч, шириной в табурет, и накинулось на героя. Страпонландер не привык отступать, и ударил мечом плашмя. О, это был смертоносный удар, прославивший его на землях от Задрочливых Пустынь до самых заокраиных тундр славного оленями-гермафродитами, Поляриса. Но в этот раз ему не повезло, меч из распрекрасной херхуярковской стали обмотался вокруг ноги Тагильстанского Уебища. Глаза Страпонландера зашевелились на голове, волосы на ладонях встали дыбом, когда он увидел, как украшенная алмазами полоса меча завязывается сама собой в бантик.

«Забью ногами!» – привычно решил герой и накинулся на Уебище с голыми руками. Первый же удар проломил монстру стальные мышцы, слой жира, чугунный панцирь, толстую кожаную подкладку, бронзовую кольчугу, поддоспешник, снова слой мышц, слой жира, шириной в ладонь, потом берцовую кость и сокрушил почки. Уебище недовольно хрюкнуло, но было поздно. Оно просчиталось, огромный монстр в несокрушимой броне, неуязвимый для мечей и прочего колюще-режущего оружия был беззащитен перед голыми руками ипичного героя. В самом деле, что такое доспехи перед ударом кулаком? Тем более если сверху них слой мышц и жира?! Смех один. Поэтому Страпонландер ничуть не удивился, когда неуязвимый монстрюк спустя пять минут зашатался и упал замертво. И не мудрено, это еще удивительно как он так долго продержался с отбитыми почками, разбитой вдребезги печенью, вырванным сердцем и выбитым зубом.

Переступив чрез поверженного врага Страпонландер вошел с Чертога Невероятной Содомии, посреди огромного зала из голубых колонн поддерживающий небосвод стоял гранитный пенек, в деревянную столешницу которого был воткнут Чорный Штопор Тагильстана, светившийся призрачным голубым огнем.

- Эээ, только руками не трогай! Много вас тут таких ходит, что от Штопора останется если каждый его будет трогать? – раздался голос сверху.

Герой возвел глаза к небу, на облачке восседал Шуб-Ниггурат с нимбом на голове, Страпонландер его опознал по торчащему дубовому члену, каждый миллиметр которого был ему известен до малейшей выемки.

- Я обещал принести этот штопор безвестному бомжу, сидящему в кабаке, дабы он смог открыть пивную бутылку! И никто меня не остановит!

- Ты что, даже имени его не знаешь?

- Это не преграда для ипичного подвига!

- Давно в пути?

- Третий год!

- Тогда ты еблан.

- Да вы чо сговорились? Я ему сказал, сиди и жди тут!

- Ты еблан знаешь, сколько срок хранения у пива? Оно сто раз успело прокиснуть. К тому же пивные бутылки открывают не штопором.

- Так то слабаки открывашкой юзают! Настоящие ипичные герои открывают только штопором!

- Пошел вон отсюда, дегенерат уебищный.

- Я должен взять Чорный Штопор Тагильстана,- упрямо произнес Страпонландер, сжимая потные и волосатые ладони.

- Так это не он, идиот.

- Как не он?!

- Это Штопор Содомии, а Черный Штопор мы давно сломали, по пьяни. Осколки валяются как раз на побережье Охуярка, можешь там поискать. Шуб-Ниггурат махнул дубовым членом, указывая направление.

Решение Страпонландер принял быстро, ничто, ни то что бомж давно завязал с бухлом, ни то что пиво так долго не хранится, даже то что штопором нельзя открыть пивную бутылку не могло остановить Страпонландера. Он был обязан найти осколки Штопора и выковать из них Черный Штопор Тагильстана и принести его туда, где его никто не ждал.

  1. NormanSeven:

    О майн готт, это было гениально! XD Лучшая из всех пародий, неплохо выстебывающая не только «великих» писателей фанфикшена, но и подобное чтиво вообще. Да и, по правде говоря, не только низкопошибное фэнтези страдает от подобного (вспоминаются задалбывающие задания из Готики в стиле «собери репу на поле»).

    • admin:

      благодарю :D

      обычно вдохновение приходит редко, но после того как на глаза попадается что-то ипично-шедевральное – так и тянет повторить))))

Comment Spam Protection by WP-SpamFree