Ритуал в музее

Дата: 4th Май 2012. Автор: Chertoznai. Рубрика: Фанфики
%d1%80%d0%b8%d1%82%d1%83%d0%b0%d0%bb-%d0%b2-%d0%bc%d1%83%d0%b7%d0%b5%d0%b5

Рассказ был написан для конкурс Cthulhuhammer 2011

Устроиться ночным сторожем в музей естественной истории оказалось самой простой задачей. Джек, дабы не вызывать подозрений на новом месте работал как надо, во время смены не пил, студенток на ночные экскурсии не водил. Директор музея, нагрянувший несколько раз с внезапной проверкой, был приятно удивлен ответственностью нового сторожа..

Джек, когда хотел, мог создать приятное впечатление о себе. Когда же на него перестали обращать внимание и стали считать за своего, он приступил к выполнению задачи. Той, ради которой и устроился на эту работу. Все дело в том, что Джека словно магнитом притягивала магия, колдовство и оккультизм. Полки книжного шкафа в его комнате ломились от эзотерической литературы. «Рунические письмена Скандинавии» соседствовали с тибетской «Книгой мертвых» и «Обрядами кельтов». Но чем дальше он изучал оккультизм, тем больше хотелось заполучить в руки нечто могущественное, обладающее реальной магической силой. Но о каких магических вещах может идти речь, если вы вынуждены учится в одном из университетов Техаса, где речь о колдовстве заходила только тогда, когда студент сдал с первого раза экзамен на отлично профессору Хэллкристу? Джека так и манили увиденные на черно-белых фотографиях узкие улочки Праги, древние храмы Африки, катакомбы Рима и горы Тибета.

«Вот где история» – думал Джек.

Но, в конце концов ему повезло, и в руки попала книга о тайных культах восточно-африканских племен. Забыв о лекциях и учебе, Джек за три дня прочитал томик от корки до корки. Как оказалась книга принадлежала перу ученого и исследователя, профессору Питеру Адамсу, который провел много лет в Африке, отдавая себя всего без остатка изучению наполненного темной магией континента. Наведенные справки помогли узнать, что Адамс живет здесь же, в этом городе. Ликованию Джека не было предела, и насколько велика была его радость от предвкушения встречи с профессором, столь же велико было и горе, когда он узнал, что Адамс скоропостижно скончался от лихорадки. Джек ходил как в воду опущенный несколько дней, пока его пытливый ум не сообразил поискать заметки и дневники умершего профессора. Поиск долгим не был, все чтобы было связано с работой Адамса, его родственники отдали в музей естественной истории.

Дрожащими от возбуждения руками, при свете фонаря Джек перелистывал истрепанные дневники Адамса. Они прошли через многое, где-то страницы были заляпаны кровью, где-то размыты водой и потом. Читая заполненные убористым почерком пожелтевшие страницы Джек будто своими глазами лицезрел ту ипостась Африки, о которой обычно не принято говорить. Он словно воочию видел залитые луной мрачные полуразрушенные храмы, зловещие алтари безымянных божеств, окутанные ядовитыми испарениями джунгли, и темнокожих нагих жрецов с железными масками птиц на лице, каркающих на полную луну.

Ныне покойный профессор, неизвестно какими путями, добрался даже до заклинаний африканских колдунов. То ли подслушивал в ночной тиши их завывания, то ли уговорами и подарками заслужил благосклонность. Так или иначе, но та книга что купил Джек была всего лишь прологом, к тому что хотел написать Адамс.

Наконец настал и такой момент, когда Джек решил применить на практике некоторые заклятья. Разумно решив пока не браться за самые сложные ритуалы призывы Дамбаллаха или еще кого похуже, он стал терпеливо выискивать несложное для начинающего колдуна заклинание. И вскоре поиски увенчались успехом.

Выбрав подходящую ночь, когда грохотала гроза, он решил на практике опробовать свои силы. Ритуал должен был пройти в том зале музея, который и был посвящен черному континенту. Причудливые тропические растения в кадках, чучела африканских животных, вырезанные из дерева маски шаманов, создавали именно ту ауру, которую так хотел почувствовать Джек.

В центре зала он поставил небольшую мумию, принесенную из подвала. Судя по росту тело раньше принадлежало карлику, мумия сидела, поджав ноги под подбородок и обхватив их руками. Яйцеподобный череп туго обтягивала пергаментная кожа. Было в ней что-то непередаваемо уродское и отвратительное то ли дело в похожих на паучьи лапы пальцах мумии, то ли огромных глазах, навевавших мысли о глубоководных рыбах, но в результате долгих споров в общую экспозицию было решено эту мумию не выставлять.

Джек терпеливо рисовал на полу магические знаки, копируя их один в один из дневников Адамса. Сначала нарисовал вокруг мумии кровью черного козла круг, чтобы создать магический барьер, а потом стал рисовать символы по периметру круга. Пока человек был занят подготовкой ритуала, гроза разразилась не на шутку, раскаты грома не смолкали. Теперь только молнии и свечи были единственным освещением в зале. Пожалуй, и в самом деле случайно заглянувшему сюда человеку могло показаться, что невесть каким чудом, сюда перенесся кусочек таинственной Африки. Тропические растения отбрасывали причудливые тени, чучела животных казались настоящими зверями, вышедшими из джунглей посмотреть на богопротивный ритуал. Украшенная огромным рогом морда носорога казалось вот-вот тяжело фыркнет, лапы огромной гориллы, стоящей рядом распрямятся в движении, а черный марабу сомкнет громадный клюв.

Джек с деревянной маской на лице, и в одной набедренной повязке, достал из брошенной на пол одежду бумажный пакетик, высыпал его содержимое на тыльную стороны ладони и вдохнул, пытаясь во всем подражать чернокожим колдунам, не чуравшихся наркотических средств. Потом стал рядом с мумией и нараспев стал читать заклинание, выученное наизусть:

Архзрим Н’лкай Ксулт! Уб Фарх…

Ритуал должен был оживить мумию древнего карлика. Слова древнего заклинания разлетались по зале. Джек вкладывал в них самого себя, и сейчас никто бы в этом полубезумном человеке, выкрикивающем слова давно забытого языка, не признал бы того самого вежливого молодого человека, у которого как говорили профессора, был хороший потенциал в науках.

Но, несмотря на все усилия Джека, мумия так и сидела, в прежней позе. Человек удвоил усилия и еще выразительнее попытался произносить слова. Пот тек по всему телу, щипало глаза, дыхание сбилось, но стараясь не обращать на это внимание человек в маске продолжил магическое действо. Новую порцию слов, от которых за милю веет колдовством, исторг его рот.

Архзрим Н’лкай Ксулт! – продолжал взывать Джек. Его одержимость достигла апогея, если бы сейчас ему кто-то попытался помешать в колдовском обряде, он бы не задумываясь убил этого наглеца. За окном все так же вспыхивали ослепительные молнии, дождь хлестал по стеклам, грохотал гром. Впавший словно в полубезумное состояние человек, весь покрытый крупными каплями пота, неистовствовал у тела маленького уродца, в магическом круге..

В неверном пламени свечей Джеку вдруг показалось, что мумия моргнула. Он совсем потерял голову и окончательно превратился во взывающего к темным богам безумца. Подобному тем жрецам, что на заре веков приносили кровавые жертвы ныне неизвестным божествам. Взяв самую высокую ноту, Джек замолк, и тяжело дыша, мокрый с ног до головы от пота, он смотрел на тело карлика. Заклинание произнесено, осталось ждать…

Вдруг пол содрогнулся. Потом еще раз, и еще. Джеку эти звуки что-то напомнили, донельзя знакомое по ритму, но не тональности. Мозг задурманенный наркотиками был неповоротлив, и мысли пробивались словно толстую подушку, пытаясь достучаться до сознания человека.

«Шаги» – сообразил наконец Джек. «Но чьи? Почему никого не видно?»

Карлик все так же и сидел, обхватив ноги руками, и не изменив своего положения ни на дюйм. На мгновение, во вспышке молнии за окном человеку показалось… Да что там показалось?! Он был готов поклясться, что мумия маленького уродца злорадно оскалилась, словно насмехаясь над ним!

Шаги повторились, теперь уже гораздо ближе. Джеку, всего минуту назад распаленному от ритуала и изнемогавшему от пота неожиданно стало холодно, тело сотрясала крупная дрожь. Впервые за все время Джек пожалел, что вообще взялся за изучение колдовства.

Мумия сидела не шелохнувшись. Джек, все еще не понимая в чем дело, недоуменно смотрел на сморщенное тельце карлика, умершего еще тогда, когда только строились пирамиды в Египте.

Вспышка молнии осветила снова музейную залу, и тут человек обнаружил, что от него к мумии тянется не тень человека, а какого-то гигантского и массивного животного, с куполообразной головой, толстыми ногами-колоннами и лапами до земли.

- Господи Иисусе, – прошептал Джек. Неужели я сделал что-то не то? Кто теперь во мне?!

Совершенно автоматически он понюхал свое плечо, и напряженные донельзя органы обоняния почувствовали запах меха. Но не свежего, а старого, слежавшегося, будто шкура провалялась не один год на складе.

Джек не знал что и думать. Демон в теле человека до добра не доведет. Может даже демон уже сожрал его душу и привыкает к жизни в новом теле, его Джека, теле?!

Человек упал на колени, его ноги подломились от нахлынувших мыслей, заламывая руки. он стенал и проклинал всех богов прошлых и настоящих. Потом со смертельной ненавистью уставился на мумию. Лучше бы он не смотрел, несмотря на то, что он был на коленях, тень продолжала стоять в полный рост.

Джек обернулся. Огромная горилла тяжело сверлила его маленькими, глубоко запавшими глазками. Но в отличие от своих сородичей, глаза этого животного мрачно горели тусклым багрянцем. И тут похолодевший от ужаса человек прозрел, имя Обезьяньего Бога – Ксулта в заклинании, было не простой молитвой к нему, а призывом воплотиться. Воплотиться в теле гигантской обезьяны, той самой, что сейчас стояла перед ним. «Защитный круг надо было рисовать вокруг гориллы, а не мумии карлика!» – запоздало сообразил Джек.

Огромные лапы с острыми когтями с легкостью оторвали человека от земли, багровые глаза обещали тысячи лет ежесекундных мучений ничтожному человеку, посмевшему вызвать африканского демона из темных преисподних во имя любопытства.

Жизнь вовсе не проходила перед глазами обреченного, он был слишком для этого испуган. Последнее, что успел подумать Джек: «…или Адамс ошибся, когда записывал, или чернокожие колдуны просто над ним зло пошутили, дав название одного заклинания и ритуал от другого». Потом пришла огромная вспышка боли, и тьма, в которой его по-прежнему терзал Ксулт, а он, Джек все никак не мог умереть, ибо души не умирают.

Гигантская горилла разжала чудовищные лапы и выронила на пол то, что осталось от разорванного на части человека, и заняла свое прежнее место. Багрянец из глаз чучела исчез, и они снова стали тем, чем были всегда – небольшими кусочками цветного стекла.

Comment Spam Protection by WP-SpamFree