История героя

Дата: 12th Август 2010. Автор: Chertoznai. Рубрика: Все сразу и обо всем
%d0%b8%d1%81%d1%82%d0%be%d1%80%d0%b8%d1%8f-%d0%b3%d0%b5%d1%80%d0%be%d1%8f

Роберт Говард немногое поведал миру о младых годах Конана, его семье, клане, да и о киммерийском народе в целом. И что характерно в литературных его произведениях подобной информации вообще с гулькин нос. Так что мы должны благодарить друзей Говарда, его друзей, приятелей по переписке за то, что благодаря им, и их интересу он поведал многое из того, что никогда не появилось бы на свет. Так в письме некоему П.С. Миллеру и его другу доктору Джону Кларку мы узнаем о происхождении знаменитого киммерийца.

Конан – сын кузнеца. Родился на поле боя, когда его клан вешал люлей банде набегающих ваниров. Земля, принадлежащая его клану, находится на северо-западе Киммерии. Учитывая, что чутком повыше начинается Ванахейм, причина набега рыжих грабителей корованов не очень-то и удивительна. Немудрено, что Конан впоследствии «рыжих собак» недолюбливает. Ради справедливости надо отметить, что и сами суровые киммерийские воины не прочь набежать и на ваниров, и на асиров, и на гиперобореев, да и на враждебные кланы собственного народа тоже, поэтому кровь на их оружии редко засыхает, а звон клинков знаком каждому варвару сызмальства. А Конану прямо с материнской утробы.

Роберт Говард одновременно характеризует Конана и как полукровку, и как чистокровного киммерийца. «Как такое возможно?» – спросишь ты. А все очень просто. Дед Конана принадлежал к одному из южных кланов; из-за каких-то внутренних терок, приведших к кровной вражде (наверняка замочил кого-то, куряка), он вынужден был бежать, долго бодялся, и, в конце концов, его приютил один из родов севера. Тот самый. Во времена своей молодости конанов дедуля участвовал во многих набегах на цивилизованные государства и возможно (так сказал Говард, а значит, на деле точно так и есть) его рассказы о землях не таких суровых, как киммерийские, повлияли на юного пацаненка, заставив его пожелать увидеть этих мягкотелых собственными глазами.

Вся иная информация о юности Конана вплоть до достижения им 15 лет покрыта мраком. В этом его возрасте произошло знаковое событие. Не только для него, не только для киммерийцев, но для цивилизованной Аквилонии. Экстерминатус форта Венариум. «Что в этом такого значимого?» – спросишь ты. Ну, поясним. Страна под названием Киммерия никогда не являлась государством и никогда им не стала впоследствии. Это просто земля, на которой проживают разные местные кланы. У киммерийцев нет единой власти, нет городов и нет крепостей, и никогда у них в мыслях не было восполнять подобные пробелы. К югу Киммерии, как тебе уже известно, мой юный друг, располагается гордое королевство Аквилония. Обладая имперскими замашками, оно не прочь расширить свою территорию. А кто не прочь? Ну, и вот однажды жителям одной из аквилонских провинций – Гандерланда, показалось, что им мало места, подумалось, что земля киммерийцам, в общем-то, и не нужна, да и надо-то, в принципе, всего ничего, вдруг глупые варвары ничего и не заметят. А если и заметят, то, что они смогут сделать, единства-то у них нет – постоянно грызутся между собой, как собаки. Халява, сэр. Короче говоря, доблестные гандермены решили передвинуть границу немного севернее, замаскировав свои намерения удобным словом «колонизация». Сказано, сделано: ломанулись на Север, вырезали несколько слабых кланов и отгрохали на чужой территории город-форт под названием Венариум.

Но недолго их песенка пелась. Охуевшие от такой наглости киммерийцы, объединились, забыв на время все распри, и отправились принуждать захватчиков к миру. В один прекрасный день, варвары, без предупреждения рванули из-за холмов огромной толпенью. И ярость их, ненависть, была настолько велика, что аквилонцам не помогли даже стены. Киммерийцы перелились через них как потоп, и стали вырезать всех – мужчин, женщин и детей, без всякой жалости и без разбору. Город-форт раздолбали к хренам собачьим – на месте Венариума остались только дымящиеся развалины. Единицам удалось спастись. После этого если аквилонцы и смотрели на север, то только со страхом. Вот такие они – суровые киммерийские мужики, мой юный друг.

Среди этой толпы бешеных варваров был и Конан. В свои неполные 15 лет он уже был противником, заслуживающим особого внимания. Обладал ростом в 6 футов (1,83 м.) и весил 180 фунтов (81,65 кг.). И отличился настолько, что его имя звучало у костров старейшин. Так то!

Первый раз (по возрасту, но не по дате публикации произведения) Конан появляется в цивилизованном мире в рассказе под названием «Башня слона». Со времен венариумской резни прошел примерно год. За это время Конан успел много что сделать. Вернулся в свой клан, а после того как там ему быстро надоело, первый раз отправился за пределы Киммерии. Несколько месяцев провел в одной из общин асиров. Вместе с ними воевал против ваниров и гипербореев. Здесь у него проснулась стойкая аллергия к последним, и ненависть к ним он пронес через всю свою жизнь. В конце концов, он попал к этим самым гипербореям в плен, но ненадолго. Слиняв, он свалил на юг в Замору, место действия «Башни слона».

Тут некий кто-нибудь может возопить: «А где же секрет стали; угон сопляка-Конана в рабство; то, как он ишачит на колесе и качается; то, как его делают гладиатором и скармливают ему «мудрость Сунга, поэзию Кхитая, аромат женщины» и остальная херь?». А вот хрен тебе! Подобной дристни носорога у Роберта Говарда нет. У него варвар-воин, а не раб. Ну, сам подумай, с каких хуев угнанный лет в 7-10 может называться киммерийцем-варваром, если у него слабые понятия о родной культуре, а навыков выживания в дикой местности нету в упор? Ересь это. А придумана она Джоном Милиусом, сценаристом и режиссером фильма «Конан-варвар» со стариной Арни в главной роли. Не скажу, что фильм плох, он хорош. Но это другой Конан. Конан Милиуса, а не Говарда. Не каноничен ни разу (хоть, сука, и харизматичен). Мы же говорим о настоящем, труѢ Конане.

Итак, в «Башне слона» труѢ-Конан отправляет к праотцам колдуна и с этого момента начинаются странствия знаменитого киммерийца по Хайборийскому миру. Ареал его путешествий весьма и весьма широк. Где он только не был. Посетил и Вендию, и Кхитай, и Черные королевства, и Гирканию, в том числе территорию, где располагается современный полуостров Ямал. Короче, создается впечатление, что Конан избороздил всю Хайборию, плюс все прилегающие водоемы в придачу. Он даже отметился на безымянном континенте, расположенном в западной части земного шара.

Ну, и естественно, Конан не просто бодялся туда-сюда, а был занят различными видами полезной и не очень деятельности. Будучи специалистом широкого профиля и обладателем огромных талантов, он перепробовал множество профессий. Вор, пират, контрабандист, искатель сокровищ и кладов, авантюрист, наемник, глава вольного отряда, предводитель козацкой вольницы, кочевников-зуагиров, вождь негритянского племени и т.п., you name it. Любопытным, желающим подробностей людям, можно только посоветовать книги, в которых похождения варвара раскрываются более детально. В конце же концов, Конан стал королем одного из самых могущественных королевств, той самой гордой Аквилонии, после того, как придушил собственными руками предыдущего монарха – тирана Нумедидеса.

Правил Конан множество лет. Поскольку власть его распространялась на огроменный такой кусочек суши, всегда находились те, кто желал хоть чуточку урвать, поэтому варвар-монарх часто воевал, сначала обороняясь, но потом, как выразился Роберт Говард, Конану из чувства самосохранения пришлось перейти и к нападению. Удалось ли ему создать мировую державу или он погиб в процессе, автору-создателю было неведомо. Видимо не решил.

По поводу потомков киммерийца, наследников престола. Тут вопрос на самом деле спорный. В том самом письме Миллеру, Говард отмечал, что Конан был все время настолько занят, что не сумел официально оформить отношения ни с кем, найдя себе королеву. Хоть сыновей у него от наложниц было великое множество, ни один из них не мог считаться наследником престола. Однако, гораздо позже этого письма, Говард отправил в печать самое большое свое произведение о киммерийце, роман под названием «Час Дракона». В нем есть некая Зенобия, которую, в самом конце креатива, Конан недвусмысленно, во всеуслышание, намеревается сделать своей королевой. А раз киммериец сказал, значит, киммериец сделал. Так-то! Благодаря продолжателям – Лиону Спрэгу де Кампу и Лину Картеру у Конана таки появился наследник – принц Конн.

Личность героя

Внешность Конана подробно описывалась Робертом Говардом практически в каждом произведении о нем. Менялся лишь возраст и количество шрамов на теле и лице. Наверное, поэтому, даже после того, как до героя добрались поп-культура и культ денежного знака, адепты которых начали паразитировать на Конане и создавать всякие типа «продолжения» в виде комиксов, телевизионного сериала и других мультфильмов, что не оставило от наследия автора-создателя камня на камне, именно внешний вид знаменитого киммерийца остался практически неизменным. Ну, почти, практически. Нацепили, охальники, Конану погремушек на шею, прокололи уши и навесили серьги (хорошо хоть кольцо в нос не вставили), раздели его, заставив постоянно ходить в чОрных кожаных труселях в набедренной повязке и приклеили ему некий мега-меч. Ну, именно так, по мнению болезных, должен выглядеть настоящий варвар. Тем не менее, основа осталась верной.

Внешне Конан – это высокий мускулистый мужик, с густой гривой иногда чесаных, иногда нечесаных черных волос (а еще иногда они бывают грубо подрезаны), и синими глазами, выделяющимися на выразительном суровом лице, украшенном шрамами. Именно так, ведь шрамы, сука, украшают мужское лицо. Усов и бороды нема, зато есть волосатая грудь. Он обладает невероятными силой и ловкостью, гибкостью пантеры и остроглазостью орла. Суровая родина, одаривая его малым, в итоге дала ему многое, что потом не раз пригодилось нашему киммерийцу в его путешествиях по Хайборийскому миру. Не зря эпиграфом к фильму «Конан-варвар» стало самое известное изречение Ницше. Его можно применить и к труѢ-Конану. Короче говоря, среди других выделялся варвар изрядно, особенно вне границ Киммерии и Нордхейма. Дословная цитата Говарда (почти, ибо перевод): «незнакомец (Конан) выделялся среди местной публики, как матерый волк в стае дворняжек».

Конан великолепный воин – множество поединков, сражений и войн наделили его обширным опытом и мастерством. Которые только росли вместе с его годами. Несколько слов об оружии. Хотя чаще всего Конан использует меч и топор, он умело юзает и другие колющие, режущие, рубящие и дробящие, а также смешанные девайсы. Обладая природной любознательностью, варвар, встречая новый, еще незнакомый ему предмет, предназначенный для смертоубийства, увеченья или просто бритья, старается его освоить. И что характерно, всегда успешно. Конан прирожденный лидер, умелый военачальник, лишенный в то же время пафоса и высокомерия, поэтому в принципе без проблем себя чувствует и под чужим командованием.

Несколько слов о еще одном полезном умении, которое очень пригодилось Конану в различных делах и делишках. Выработал он его в суровых горах своей холодной, а зимами так вообще ледяной, родины. Речь идет, разумеется, о скалолазании. Киммериец умело приспособил его и под городские условия. Там где цивилизованный человек увидит лишь сплошную неприступную стену, Конан конечно может увидеть то же самое, но гораздо чаще он видит поверхность, по которой может подняться наверх без использования читерских приспособлений, типа кошки (не животного, мой юный друг) и веревки. Это не значит, что ему в кайф лазать без страховки и комфорта, однако если надо, Конан взберется наверх и без них.

Одним из распространенных штампов, взлелеянных некоторыми комиксами и пародиями, вполне разделяемый многими людьми далекими от темы, а также поддерживаемый определенными копроавторами отечественной «саги», является мнение о том, что Конан – это тупой качок. Так вот, мой юный друг, подобная хуйня далека от действительности. Конан, обладает, как уже отмечалось выше, природной любознательностью, смекалкой и незаурядным умом. Если он и поступал как-то глупо в самом начале своих странствий по цивилизованному миру, то это не потому, что он дурак, тупарь или дебил, а потому, что этот новый мир полный непонятных людей, делающих что-то непонятное, руководствуясь непонятными ценностями и мотивами, был ему совершенно чужд. С точки зрения здравого рассудка, его действия подчиняются законам логики и целесообразности, с учетом того факта, конечно, что он прожженный авантюрист. Его поступки могут быть необдуманными, но только по причине его горячего нрава и бурных чувств, иногда просто бушующих в его душе. А так же баб и выпивки. Что неоднократно было чревато.

Конан умеет читать, писать, знает многие языки, некоторые пусть и не идеально, но, по крайней мере, сугубо утилитарным словарным запасом на них он обладает. Хоть и говорит с чудовищным варварским акцентом. Замечен за рисованием карт, поваландавшись по миру он хорошо его изучил. Места знает. Интересуется он и историей Хайбории, желая понимать народы, с которыми сталкивается, изучает их культуру, обычаи. Несколько раз в произведениях Роберта Говарда, Конан позволяет себе и пофилософствовать. Из его речей следует, что он разбирается в речах ученых людей, изречениях мудрецов и религиозных догматах. А вот чего варвар точно терпеть не может, так это колдовство и чародеев, коих может и пристукнуть, если появится на то веская причина. Запомни, мой юный друг, назло всяким говноделам, сам труѢ-Конан магию не использует. НИКОГДА.

У некоего лица, прочитавшего текст выше, может возникнуть мнение, что Конан – это человек-пароход, супермен, некий полубог. Это не так. Все в мире, придуманном Говардом, починяется законам логики и здравого смысла. Знаменитый киммериец, разумеется, выделяющаяся личность, но это вовсе не означает, что он, одновременно является Человеком-пауком, Эйнштейном своего времени, да и вообще способен валить тысячами легионы супостатов, небрежно отмахиваясь от отскакивающих от его железного тела стрел, вражеских клинков и снарядов катапульт. Нет и еще раз нет. Если физически развитый человек может подтянуться двадцать раз, то Конан подтянется двадцать пять; если обычный человек способен пробежать милю, не сбавляя скорости, то Конан пробежит милю двадцать; если обычный человек может выпить максимум четыре кружки пива, то Конан выпьет пять; и так далее, но не более того. Конан может устать, напиться, испытать страдания, его даже могут избить, и он никогда не попрет, как танк, на армию вражин. Так-то! Другой человек, может заявить, что, мол, все это неправда, что это похоже на Говарда, но не Говард. Это тоже не так. Кури бамбук, мой юный друг, читай первоисточник. ВНИМАТЕЛЬНО.

Выделяясь среди людей иных народов, Конан, в то же время отличается и от своих собственных соплеменников. Он любознателен, любит выпить, завалить девку на сеновал, погорланить веселые песни, обладает своеобразным чувством юмора. Зато его народ, киммерийцы, редко пьют что-то более крепкое, чем вода, чрезвычайно консервативны и по-спартански непритязательны, вечно угрюмы и если что-то поют, то это, как правило, завывания о павших товарищах (впрочем, девку на сеновал они завалить тоже не прочь). Возможно, именно поэтому Конан не слишком-то комфортно чувствует себя на собственной родине; возможно, именно поэтому он покинул ее изначально. Он не очень любит вспоминать о Киммерии, не стремится в нее вернуться, а ежели все-таки попадает туда, то пытается уехать, как можно быстрее разобравшись с делами, приведшими его в эти мрачные земли.

Согласно канону, Конан никогда не являлся светлым паладином, законопослушным генералом армии света в бесконечной войне добра со злом. Он кладет болт на всякие законы и соблюдает их только тогда, когда ему это выгодно. Как уже отмечалось, киммериец был вором, не брезговал грабить караваны. Может быть очень жестоким, грубым и резким, как понос. В гневе – страшен. Если решит кого-то замочить, то сомневаться не будет – сделает. Короче говоря, поклонницам Сумерек, в саге искать нечего. Тем не менее, несмотря на вышесказанное, Конана нельзя назвать и беспредельщиком. Он строго придерживается своего собственного, варварского кодекса чести. Незатейливого, но действенного. Правила довольно просты. Детишек не резать, баб не насильничать, данное слово держать, быть справедливым, товарищу в беде помогать, неблагодарным не быть, и так далее и тому подобное.

Правда надо отметить, что с возрастом характер Конана меняется. Если в самом начале своих странствий он более склонен к расчетливому эгоизму и пофигизму, то позже, особенно после того, как становится королем, повзрослевший варвар проникается все большей ответственностью и заботой к своим подчиненным и подданным. Страна, во главе которой он становится, с его приходом к власти вступает в период процветания. Народ его любит, верен ему, то, чем он управляет, работает как часы. Сбои бывают, но в основном, по вине саботажников-иноземцев. А с саботажниками Конан разбирается понятно как…

Пара слов о некоторых мифах о Конане. Часть из них уже упоминалась выше.

Итак – миф первый. Конан постоянно ходит в кожаных труселях набедренной повязке. Это не так. Подобный штамп, скорее всего, заслуга авторов марвеловских комиксов о Конане. Разумеется, в книгах Говарда киммериец иногда появляется в набедренной повязке. Но это исключение, а не правило, объясняющееся погодой или финансовым состоянием варвара на описываемый момент времени. И оно вовсе не означает, что Конан тащится от ношения набедренной повязки, или, что она у него прикручена к яйцам проволокой с самого рождения, или, что у его народа такая дебильная традиция. Хрен. Киммерийцы конечно суровые, но не настолько. Мой юный друг, ты когда-нибудь пробовал сидеть голой жопой на снегу? Нет? Ну, если интересно, попробуй. А вот Конан предпочитал одежду уместную месту, времени, а иногда и моде. Чаще всего на нем были штаны, мой юный друг. А иногда и полушубок.

Миф второй. У Конана один-единственный фирменный меч на всю жизнь. Может быть даже и мега-меч, без которого он не может прожить и дня. Это не так. Штамп прописался, как комиксах, как в фильмах, как в мультфильмах, так и в поделках некоторых наших копроделов. Зри истину, мой юный друг. У Конана нет постоянного оружия, да и не всегда он предпочитает меч. К слову сказать, сюжет, когда он отбирает клинок у скелета в какой-то пещере, не совсем верно экранизированный в фильме «Конан-варвар», принадлежит вовсе не перу Говарда. Это пастиш де Кампа. Впрочем, указанный меч и у знаменитого продолжателя не является чем-то исключительным.

Миф третий. Конан постоянно таскает двуручный меч. Причем носит он его за спиной, легко выхватывая его в случае опасности одним движением. Это не так. Штамп появился благодаря местным ассенизаторам, написателям русской саги. В которой якобы Конан не настоящий – типа некрофиличный герой некрофиличной культуры, а русский – прежде чем замочить атакующего клыкастогого и когтистого монстра у которого из пасти брызжет пена бешенства, славяно-киммериец пустит слезут, поговорит с ним, а при желании попытается пристроится сзади. Может труѢ Конан, по мнению дегенератов, и «некрофиличный», но их, «русский», почему-то дебил. Мой юный друг, ты когда-нибудь видел двуручный меч? Это такая бандура длиной от 1,5 м. до 2 м. и больше. Сугубо специфическое оружие для определенных боевых ситуаций. Как привило, его носили на плече, словно Ленин или Джон Мэтрикс бревно, либо вообще отдельно руками оруженосцев. Как это в одиночку можно запихнуть легким движением за спину, а потом также ненапряжно вытащить, я почему-то очень плохо себе представляю. Нет, за спиной такое носить в принципе можно, особенно если кто поможет (при условии, что клинок уж очень длинный, а помощник уж очень настойчивый, может так случиться, что незадачливый вояка не сумеет в итоге сдвинуться с места – меч превратится в дорожный столб-с), но вряд ли целесообразно.

Миф четвертый. Конан отрекся от Крома и стал поклоняться Митре (митрианство – хайборийский аналог христианства). Это не так. Источник штампа – надомозговый перевод одного из произведений, а впоследствии писанина русского сагодела Майкла Мэнсона или просто Михаила Ахманова (Нахмансона). В оригинале ни от кого Конан не отрекался, да и речь вообще шла не о богах. Вначале варвар говорил о сородичах-киммерийцах, чей бог – Кром, о том, какая жопа у них там на родине, а потом заявил, что нравы асиров ему гораздо ближе. Все. То, как Конан по-настоящему относится к Митре, можно увидеть дальше по тексту того самого произведения Говарда. Этот момент там переведен верно. Когда один из жрецов Митры посмел попытаться заткнуть короля-варвара, то чуть не огреб за это люлей и был заткнут сам. Похоже на смиренного прихожанина?

Миф пятый. Один в меру пьяный гусар эпохи Наполеоновских войн в одиночку зарубил бы и Конана и всех его врагов минуты за две. Автор неизвестен. Это не так. Кратко: иди на хрен, неизвестный.

Все, пожалуй, мой юный друг. Вот он какой, северный олень Конан.

Comment Spam Protection by WP-SpamFree