Коготь тигра

Дата: 27th Апрель 2012. Автор: Chertoznai. Рубрика: Рецензии
%d0%ba%d0%be%d0%b3%d0%be%d1%82%d1%8c-%d1%82%d0%b8%d0%b3%d1%80%d0%b0

Конан сопровождает караван, и тут нападает тигр:

Огромный чёрно-рыжий зверь обрушился на чернокожего погонщика сверху и мгновенно переломил ему шею. Держа добычу жёлтыми клыками, хищник лёгкими прыжками скрылся в зарослях речного тростника.

Караванщики, на чьих глазах погиб товарищ, оцепенели от страха и ужаса. Хозяин товара, высокий худощавый купец-немедиец Альтан, смелый человек, почувствовал, как у него онемели мизинцы на ногах. Рыкнув на погонщиков для улучшения самочувствия, он обернулся и найдя взглядом главаря охранного копья – Конана, махнул ему рукой.

Хозяину стал так страшно, что занемели мизинцы на обеих ногах. Тут же неподалеку Конан, главарь «охранного копья», чтобы под этим не понималось. Судя по контексту, отряда воинов. Короче тигра все очень бояться (см. онемевшие мизинцы) и поэтому его решено убить.

— Сделаем клетку из кедров, — киммериец махнул рукой в сторону небольшой рощицы. – Сядем внутри и подождём, когда загонщики выгонят на нее тигра. Сверху посадим чучело. Когда полосатый кинется на него, распорем ему снизу брюхо. Так охотятся вендийцы.

— А если он набросится на загонщиков или на лошадей в караване? — засомневался Альтан.

Конан пожал плечами.

— Тростник не загорится, влажный после дождя, а по-другому зверя не выгнать, — киммериец ковырнул ножнами сырую землю. – А если тигр съест кого-нибудь ещё, на это воля богов. Что ты предложишь?

— Делай, как знаешь, — Альтан махнул рукой.

Клетку поставили на небольшом взгорке, выбрав место, где тростника почти не было. Внутри разместились Конан, Альтан и еще одни боец из охранного копья – высокий и мрачный аргосец Тишан. У каждого в руках по копью и кинжалу.

Клетка из кедра делается в кратчайшие сроки, практически без инструментов, и именно она, основа плана «Барбаросса». Конан с двумя помощниками прячется в клетке, все остальные залазят в незнакомые джунгли, где принимаются искать тигра. Который вместо того того, чтобы сожрать погонщика, а то что осталось унести подальше и растянуть на пару дней лазит по видимому где-то тут же. Задача же загонщиков не в том, чтобы выгнать тигра на стрелков, это было слишком просто. Здесь все гораздо хитрее, на верхушку клетки, где прячется Конан, сажают чучело, с дыней вместо башки. Ну и как все будет происходить: тупой тигр, вместо того чтобы разорвать пару-тройку «загонщиков» дико их испугается, побежит прямо к клетке, а на клетку чучело, испуганный до усрачки тигр тут же на чучело нападет, ну а там вступят в бой люди в клетке с копьями и лучники.

Тупой тигр так и делает, бежит выпучи глаза от страха, потом забывает о страхе и нападает на чучело.

И при всем этом безумии ссылаються на Вендию, типа так там охотятся, очень сомневаюсь, там при охоте на тигра предпочитают со слонов не слазить и обходятся без клеток в кармане.

Загонщики сходились всё ближе, гремя железом и перекликаясь. Тигр неуловимо быстро прянул на клетку и одним ударом разорвал чучело пополам. Вниз посыпались ветки, листья. Упавшая дынька проскочила между верхних толстых прутьев, прогнувшихся под тигром, и разбилась на лбу Альтана. Тот упал на колени и опёрся рукой о землю, помянув при этом неблагодарных богов Немедии.

Сверху зверь увидел цепь охранников. Те прицелились и ждали. Тигр припал к прутьям и зарычал. В это время Конан и Тишан снизу ударили хищника копьями в брюхо.

Зверь взвыл и одним прыжком достиг лучников. Люди успели выстрелить и отскочить. Одна стрела угодила тигру в глаз и убила его наповал.

Охота закончилась.

Слабаки, настоящие ипичные мужыки убивают львов одной левой (правая сломана), причем пробивая тело насквозь. Ну это когда вообще еблан пишет, здесь не так все плохо. Но то, что тигр соскочил с копий, да еще и рванул к лучникам, показывает Конана не с лучшей стороны.

Все рады, кореш Конана отрубает на память клыки.

Неожиданно очнувшийся чувак, по имени Проним портит каравану все веселье, заявляя, что в этой округе тигров очень чтят. Ну что же, может и чтят, в конце концов ящеры и змеи в некоторых странах Хайбории очень даже священны.

Киммериец послал одного из погонщиков за купцом, и старый Проним ещё раз рассказал про кровавые обычаи Анакии. Альтан подумал, и приказал сжечь шкуру тигра вместе с клеткой. Было решено утром выбросить останки зверя в реку и тщательно спрятать все следы охоты. На рассвете купец собрал всех караванщиков и сообщил о необходимости крепко привязать языки. За молчание он удвоил оплату за работу. К тому же Проним сказал, что в случае, если об убийстве тигра дознаются жрецы, казнят всех, кто есть в караване.

Киммериец срочно уничтожает улики и это тоже верно, и вопросов не вызывает.

На четвёртый день рано утром караван подходил к городу. До высоких стен Анакии оставалось около пяти тысяч шагов, когда Конан увидел на дальних холмах множество всадников.

— Зуагиры! – крикнул он.

Лошадей принялись хлестать бичами. Беспощадные волки пустыни не любили брать пленных. Они любили снимать с них кожу заживо, и караванщики про это знали.

Возы неслись, гремя и дребезжа. У одной повозки соскочило колесо. Два караванщики спрыгнули с неё и растерянно затоптались рядом.

Странно это, вроде только что были джунгли, и там тигры были уместны, и тут вдруг появляются «зуагиры – волки пустыни», ничего не напрягает? Тигры в пустыне, например?

Издали уже слышался рёв и вой степных всадников, когда караван донёсся до ворот. Стражники недоумённо глянули на перепуганных торговцев и тут раздался крик со стены: «Закрыть ворота!»

Пропустив взмыленных лошадей и покрытых пылью людей, стража задвинула тяжёлые створки и заложила их тремя засовами. Два тяжело дышащих караванщика со сломанного воза успели добежать, и заскочив в город, свалились на землю. От усталости и страха у них тряслись тела.

Вскоре в ворота загрохотали зуагиры рукоятками своих сабель. Но, отогнанные брошенными со стены камнями, наездники отскакали подальше, выкрикивая угрозы и ругательства.

По-моему зуагир это не собака, для которой стрелы жалко, можно было и посерьезнее чем-то отогнать, все теми же стрелами. Но так или иначе чуваки на месте, с Конаном честь по чести расплатились и он осматривает город. Конан встречает кореша, они идут посмотреть сначала на храм, потом на зуагиров:

Наёмники, напившись холодной, чистой воды, поднялись на стену. В трёх тысячах шагов от Анакии, на пологих, заросших кустами можжевельника и вереска холмах, зуагиры раскинули свой лагерь. Жгли костры, готовили еду. Вокруг стен, держась подальше от острых стрел осаждённых, неторопливо разъезжали верховые патрули.

Неясностей все больше, то дело было в джунглях, то в пустыне, а теперь и пустыня обзавелась внезапно можжевельником и вереском. Низачот по географии и природно-климатическим зонам.

Но зуагиры тут не просто так, в плен захвачен их вождь, которого в скором времени казнят. Конан и его дружбан выясняют не нужны ли наемники в местной армии.

Лучник посоветовал сходить в казармы городской стражи и поговорить с капитаном. Он сам из наёмников и обычно не отказывает в работе подходящим бойцам.

— А где казармы? – спросил Конан.

— Сразу за храмом, надо пройти через площадь, — лучник указал на виднеющуюся неподалёку статую тигра. – Двухэтажный дом с коновязью. Даже если пройдёте мимо, дороги дальше нет. Там стоит тюрьма. Около храма старайтесь долго не ходить. А лучше вообще обходите его по дальней стороне площади, не приближаясь.

— А почему его так охраняют? — прищурился Тишан. – Там хранятся сокровища Анакии?

Лучник захохотал так, что выронил из рук свёрнутую тетиву. Придерживаясь за стену, он с кряхтением поднял её и вытер слёзы.

— Нет, — лучник убрал тетиву в просмолённый мешочек. – Сокровища Анакии в королевском дворце. А в храм просто нельзя никому входить, даже жрецам. И никто не знает, почему. Я как-то охранял дом тигра и тихонько осмотрел его изнутри.

Относительно тетивы, да ее иногда прятали в специальный мешочек, чтобы не промокла. Но в пустыне это мягко говоря неактуально.

Записавшись в местное ополчение оба героя идут в кабак, но видят что зуагиров рангом пониже ведут на казнь. Попутно оказывается, что дело происходит в Шеме.

Тут все идет наперекосяк, в город врываются зуагиры, родник у стены сделал промоину и обвалил стену, чем кочевники и воспользовались. Ну что же, необычно, но может и правда так совпало. Зуагиры грабят город и сводят счеты с горожанами. Стражники прячутся, забивая болт на сограждан. Конан же вообще очень занят, учит играть в карты брата короля. Причем карта варвару идет и он раздевает королевского родственничка догола, да еще и выведывает какую-то страшную тайну.

Тем временем ситуация лучше не становиться, зуагиры требуют выдать им брата короля или они готовы разрушить город и засыпать его солью.

Стражники и тюремщики задумались. Чтобы продержаться, предложили пустить в котёл арестантов. Но пока эти меры отложили. Решили прорываться. Можно, конечно, было попробовать отдать зуагирам Джерхуна, но кочевникам никто не верил. Капитан рассказал пару случаев, когда степняки обманом добивались своего и жестоко убивали доверившихся им.

Пока же решили связаться с королевским дворцом, в котором тоже успели закрыть ворота, тут-то Конан и поведал тайну, которую ему проиграли в карты:

— Королевский брат проиграл мне государственную тайну, — Конан склонился к напарнику. – Если статуе, которая торчит на крыше, в грудь вонзить коготь тигра, она оживёт. Потом бронзовый зверь начнёт убивать всех пришельцев и пощадит только коренных жителей Анакии.

— А как же мы? – Тишан ухмыльнулся. – Нас-то он сожрёт первыми.

— Нет, — Конан мотнул головой. – Джерхун сказал, что как только тигр оживёт, он сразу прыгнёт вниз. А мы останемся на крыше.

— А может, прорвёмся? – Тишан поёжился. – Не люблю я этих идолов.

— В суматохе убежать будет проще.

Тишан подумал и согласился.

Тигра оживляют, правда я не понял зачем залазить было ему на спину, если клык надо было воткнуть в грудь. Идол соскакивает с крыши и начинает всех убивать. Утром они спускаются, идол все еще охотиться за зуагирами, а потом обращает внимание и на Конана со спутником. Его дружбан погибает, а Конан втыкает в грудь тигра еще один клык и идол снова становиться статуей. Варвар едет в Асгалун, пропивать деньги.

Итого: после пастора Кена с крестом на пузе и интернационала негров все остальное уже воспринимается куда как хорошо. Заспинных двуручнегов тоже нет. Сюжет, по крайне мере есть, правда с географией странности, да и охотой. К тому же клык воткнуть в бронзовую статую эт надо очень постараться, чтобы не сломать его. Если этот рассказ первый у автора – то неплохо, если нет – то не очень.

Comment Spam Protection by WP-SpamFree