«Конан в Венариуме» – Гарри Тертлдав (ч.2)

Дата: 28th Декабрь 2012. Автор: Chertoznai. Рубрика: Рецензии
%c2%ab%d0%ba%d0%be%d0%bd%d0%b0%d0%bd-%d0%b2-%d0%b2%d0%b5%d0%bd%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%83%d0%bc%d0%b5%c2%bb-%d0%b3%d0%b0%d1%80%d1%80%d0%b8-%d1%82%d0%b5%d1%80%d1%82%d0%bb%d0%b4%d0%b0%d0%b2-%d1%87-2

Конан по-прежнему охотиться

Повсюду на ветках, Конан мазал специальным клеем. Конечно, он надеялся на жирных рябчиков, но если попадется что‑нибудь еще, то и этому будет рад.

Идет с банкой супермомента и мажет деревья. И тут же встречает охотящегося гандера, который тупо ломиться через чащу с треском. Ну ясно что он баран – настоящие ипичные охотники скачут по чащобе на тяжеловозах. Неудачно потролив «охотника» Конан ввязывается с ним в драку и убивает его. Труп – ныкает в ручей, в надежде что уж там его никто не найдет.

Аквилонца ищут свои, Конана же так и рвет на части от желания залезть на крышу дома и завопить на всю Киммерию о своем подвиге. Чтобы дебильные мысли пропали, папаша отправляет сына помогать чабану. Оттрубив месяц со стадом Конан возвращается домой и узнает, что аквилонский педофил зачастил в его деревеньку.

Наступает лето, поползновения аквилонского извращенца продолжаются. И тут же очередная инфа о Киммерии:

Мелкие, бессмысленные стычки между кланами раздирали землю Киммерии в течение многих веков. Бывало даже, что распри вспыхивали в одной деревни. Но когда было, чтобы какой‑нибудь киммериец признавал над собой власть любого другого человека? Даже лезвие меча у горла, вряд ли заставило бы северянина смалодушничать и изменить своим убеждениям. Скорее всего, он бы дрался насмерть. А если суждено было погибнуть, то он заодно бы прихватил с собой того, кто пытался его к этому принудить. Неужели пришельцы с юга не хотят видеть разницы между нравами своей родины и земли, в которую так нагло вторглись? Если так, то кузнец не сомневался, что их ждет еще немало проблем в Киммерии.

Оказывается даже внутри одной деревни, а по сути семьи, может быть распря. И вот что удивительно, отец Конана размышляет что настоящие киммерийцы бы скорее погибли в борьбе, чем заделались рабами, ну типа будто не о своем народе рассуждает, а о чужом. Это верно, киммерийцы скорее бы погибли, так в том-то и дело, что это по Тертлдаву только на словах, а на самом деле – киммерийцы и пикнуть не смеют.

Конан шарится по лесам, встречает какого-то прорицателя, тот офигевает, варвар посылает его на три буквы и оракул исчазает. Только затем чтобы потом предсказать незавидный конец аквилонскому педофилу.

Наш варвар возвращается домой, помочь маман, которая готовит тушеную курицу

– Если хочешь быть полезным, пойди, настругай репу, пастернак и лук, а также поруби кочан капусты. Он давно уже лежит и его надо быстрее использовать, пока совсем не увял, – сказала Верина.

Тут вам и капуста, и репа и пастернак, странно что фиников и авокадо нет. Типа обычный ужин киммерийской семьи. Зимой вот волчатину жрать вынуждены, а летом и капуста есть, и лучок с репой. Интересно куда все это зимой пропадает?

Наступает конец лета:

В период сбора урожая, Датхил будто вымирал. Даже те люди, кто не участвовал в посеве, сейчас вышли в поля, чтобы помочь убрать рожь и овес. Пока погода позволяла, и не начались дожди, требовалось спрятать спелое зерно в амбары. От этого зависела надежда на сытую жизнь в течение долгой зимы.

На самом деле в таком климате как раз и может вызреть только рожь, овес и т.п. зерновые. Но какие к херам амбары? И опять же, если выходят работать все, и зерно по факту общее – о какой волчатине может идти речь? Более того – сотни народов запросто обходились и без посева зерновых, и жили исключительно на том, что давали окрестные леса – мясо, рыба, грибы, орехи, ягоды. Неужели киммерийцы тупее?

Но, урожай собран и … пора праздника:

Наступил день праздника. По вековым традициям, народ Киммерии отмечал этот день независимо от того, хорош или плох выдался урожай. Если хорош, то люди праздновали, поскольку это было событие само по себе. Если наоборот, то они тоже пировали, чтобы бросить вызов в лицо судьбе. Тушились цыплята. Хозяйки жарили уток и гусей, бережливо собирая жир. На вертелах шипели свиные туши. Из погребов доставались бочки и кувшины с пивом.

Красота – не считая того, что свиньи, гуси, утки – могли лишь сниться киммерийцах в мечтах. Почему? Да потому что зерна и для самих себя мало, куда уж тут выкармливать уток, гусей и тем более свиней.

Завершается празднество прибытием титулованного педофила, привезшего бочки с вином. Киммерийцы рады этому до усрачки.

Наступает зима, прорицатель зимует в деревеньке Конана, и по мере сил помогает местным. Типа находит овец, которые в пургу отбились от стада. По видимому их по прежнему пасут зимой по сугробам.

Потом идет весна, пророка накрывают очередные галюны, теперь уже о битвах, в результате которых погибнет эта деревенька. Конан психует

Пряный, с ароматом хвои, воздух обволакивал Конана, когда он мчался по лесу. Грязная деревня со своим зловонием экскрементов, дыма, немытых тел и копоти осталась позади. Только зловещее пророчество никуда не делось.

Это воспоминания о малой родине, если что. Свинарник одним словом – говно, потные и вонючие варвары, дым и копоть. О ужас!!!

Короче такая нудотина тянется и тянется, Конан бродит по лесам, то убивает зверье, то следит за солдатами, его пассия тащиться от визитов аквилонского извращенца, а ее отец пребывает в блаженном неведении по поводу привычек господин графа и троллит отца Конана. Пока не появляются вести о том, что киммерийцы зашевелились. Очень странно, с чего бы? Прошло два года с момента захвата части страны, с чего вдруг такое внезапное недовольство?

Но графу Стеркусу на это все плевать, и он похищает несовершеннолетнюю дочь ткача чтобы ее с извращением употребить. Ну и попутно убивает парочку пацанов-киммерийцев. Местный гарнизон въезжает в деревню и… и ничего, тупые киммерийцы выскакивают по одиночке, убивают одного двух из толпы солдат и тут же умирают.

Но при всем этом из деревни часть людей ушла, почему не все – сам не знаю. Тут уж либо надо было уходить всем, или остаться всем, что напасть дружно, а не по одному.

Конан пасет овец, и тут крики неподалеку, педофилия аквилонца взяла свое. Варвар в ярости натягивает лук – тетива лопается, но это же не помеха, кто такой Конана и кто такой аквилонский граф с мечом? О мече правда автор через предложение уже забывает и оба сходятся в рукопашной. Конан конечно побеждает, он втыкает отравленную стрелы в педофила. Откуда она взялась? Да хер знамо откуда, помните два года назад Конан змею убил? Вот видимо с тех пор, все два года таскал эти стрелы с собой, и не использовал – см. как часто он ходил на охоту, практически через день.

Освободив Тарлу Конан вместе с ней возвращается в деревню. Теша себя мечтой, что барды об этом сложат песни. Конечно сложат – аквилонские правда, о том как краса и цвет аквилонского рыцарства погиб в результате засады гнусных киммерийцев.

Сами киммерийцы в это время огромной толпой выдвигаются на юг.

У киммерийцев не было никаких офицеров и генералов. У них имелись только вожди кланов, которым подчинялись в подобных случаях.

Это правда, вожди были, но где был два года вождь того клана, к которому относился Конан?

Сам же все Конан еще идет в деревню:

Перед тем, как отправиться домой, он несколько раз погрузил лезвие в землю, чтобы отчистить от крови несчастного односельчанина. Молодой киммериец надеялся, что скоро с него закапает уже аквилонская кровь. Это было богатое оружие с золотой насечкой и рукояткой оплетенной проволокой тоже из чистого золота.

Вот место и пхелиасовым задумкам нашлось, типа чистки меча, загоном в землю. По-другому же никак нельзя, хотя бы об одежду графа. Только в землю, и никак иначе. Заточенная сталь вообще любит когда с ней по скотски обращаются. Ну и меч напомнил говноэпики Мартина – тут и золотая насечка, и золотая проволока. Тертлдаву просто невдомек в каких случаях использовали проволоку, вот она у него и есть из золота. На самом же деле все просто – латная рукавица или перчатка кожаную обмотку быстро приводят в негодность, и поэтому используют проволоку, причем самую обычную.

Наконец Конан и Тарла выходят к деревне, ну тупо идут в полный рост, явно видя трупы людей и падальщиков, и тут два подлых боссонских стрелка стреляют в них. Конан, тот самый ловкий и быстрый Конан стоит как болван, ждет пока Тарла выскочит сзади и станет перед ним. Даже если допустить что Конан вдруг ослеп, можно было бы просто сказать – пригнись, но увы. Только так и никак иначе можно подставить пассию Конана и его самого под стрелы. Тут же наш варвар кувыркается через голову, и шутя уходит от стрел врагов. Ну да фэнтезя, жрите!

Толпа киммерийцев на раз выносит лагерь аквилонцев у деревеньки Конана, но нескольким врагам удается сбежать. Тут же разносятся слухи что киммерийцев не много, нимало – миллион!

– Мы уверены более чем, – сказал воин, тот, что выглядел постарше. – Сколько? – он обернулся к своему товарищу. – Как ты думаешь, Грант, сколько их?

– Никак не меньше миллиона! – ответил здоровяк Грант. – А, возможно, и больше.

Дальше говноэпик, схватка толпы киммерийцев и нескольких аквилонцев:

Первым добежал киммериец, размахивающий косой. Он был худой, грязный и выглядел утомленным, как будто проделал длинный путь специально, чтобы прикончить именно Мелсера. Варвар что‑то выкрикивал на своем языке, однако фермер сильно сомневался, что это были комплименты в его адрес. Пока дикарь замахивался своей косой, поселенец ткнул копьем ему живот.

Почему с косой? Зачем? Нахера? Все еще дефицит оружия у людей, которые успешно противостояли империям? И тут же обычный фермер убивает второго воина, нет не с граблями, и не с тяпкой, и даже не совковой лопатой, а с двуручнегом!!! Считаю очень правильный ход, ковать двуручники, а кому их не хватит – раздать инвентарь для огородных работ. Это гораздо лучше, чем мечи обычной длины, но у всех.

Тут же, другой киммериец крутанул двуручным мечом, намереваясь снести голову фермеру. К счастью, оружие это было столь же тяжелым, насколько устрашающим, и Мелсер без труда смог увернуться. За всю предыдущую жизнь он пальцем никого не тронул, а сейчас за короткий миг уничтожил уже двоих.

Это верно, двуручный меч – оружие тяжелое и медленное, человек использующий его не может применять щит, и поэтому такие бойцы одевают нехилые доспехи, причем такие, чтобы держали удар мечом. Боец с двуручнегом и без доспехов на поле боя – придурок в кубе.

Короче ферму сжигают, поселенец, живой и невредимый, со своей семьей бежит через подземный ход. Киммерийцы нагоняют их и… и Конан великодушно их отпускает, типа это неплохой человек и он поклялся.

Меж тем, сын кузнеца продолжал:

– И любой, кто соберется убить тех аквилонцев, сначала должен убить меня.

– И меня, – добавил Мордек, встав рядом с сыном.

Оба стояли напряженно, ожидая реакции соплеменников.

– Вы – безумцы! – воскликнул киммериец с мечом.

Вот так – готовы даже своих поубивать лишь бы поселенцы ушли живыми. Очень ипично и очень правдоподобно.

Наконец дело доходит до Венариума. Но и тут не все так просто

Не все киммерийцы чувствовали себя комфортно под жестким началом Эрта. Уж таков был образ жизни воинов севера. Многие из них привыкли поступать, как заблагорассудится, и слово вождя было им не указ. Сражаясь в предместьях аквилонской цитадели, они не видели веских причин для того, чтобы немедленно не броситься штурмовать стены.

Оказывается слово вождя некоторым не указ. Бу-га-га))))

Сами защитники Венариума, в свою очередь, тоже не давали варварам пробиться к крепости. Лучники скрывались среди зданий по окраинам города. Как только киммерийцы появлялись в поле видимости, в них тут же летели стрелы. Таким образом, подданные короля Нумедидеса убили немало врагов, а ранили и того больше прежде, чем киммерийцы додумались отойти на безопасное расстояние.

Вот как, киммерийцы, прожившие рядом с боссонцами бок о бок несколько тысяч лет были не в курсах, что те – хорошие лучники. И поэтому перли как стадо баранов вперед, пока их не стали убивать, и только тут варвары додумались отойти. Но потом киммерийцы собрались в один «комок» и помчались по улицам Венариума. Что значит стены, ворота? Зачем они городу? Просто помчались и все тут.

Ну и дальше точно такой же говноипичный штум крепости, Конана подкидывают на частокол и он бац, уже на крепостной стене. Папаша погибает, врагов убивают. Конан сидит и пялится на чистые руки и такую же чистую рукоять топора.

Сын кузнеца потухшим взором смотрел на свои руки, которые все еще сжимали рукоять отцовского топора. Именно она была единственной частью грозного оружия, которую не запачкала кровь. Да еще ладони остались чистыми.

После разгрома Венариума киммерийцы рассредоточились по местности южнее его, вырезая тех, кто еще не сбежал. Конана был там же

в качестве основного оружия служил топор отца. Он и не пытался очистить с его лезвия бурые пятна крови. Для молодого варвара они были наглядным показателем чести и отваги.

Ну а для остальных воинов, это наглядный показатель долбоебизма владельца топора.

Еще немного позажигав на границе Конан берется доставить повозку лука в Тарантию и на этом все.

Итог: по ходу прочтения несколько раз вспоминал «Копье Фроста» – блевотную поделку какого-то уебана в десятом поколении. Здесь если и лучше – то не намного. Киммерией здесь и ни пахнет, нет духа гордых варваров, ни самих киммерийцев, готовых с мечом в руке погибнуть, нежели позволить каким-то уродам хозяйничать у себя на земле. Тут киммерийцев нет и близко, как нет и самого Конана. Многие сцены добавлены то ли для объема, то ли вообще неясно для чего. Вокруг твориться какая-то галиматья– то в деревне голодуха, то полно свиней, птицы, овощей. Что само по себе подразумевает наличие громадных огородов, которым в Киммерии просто неоткуда взяться. И так за что не возьмись – все трещит по швам, классики нет и близко. Где это видано что киммерийцы два года терпели на своей земле захватчиков? Полный бред, вдвойне бред что папаша Конана рассуждает о свободолюбии киммерийцев в позе анального раба. Мат.часть – провалена, конечно барсов закапывающихся в снег по самые кисточки на ушах нет, но клей на птиц, да Конан в 12 лет влегкую расправляющийся со стаей волков – бред сивой кобылы.

2/10

  1. J.K.:

    Эээ… то есть двуручники с косами, то уже нет. То не может кавалерия скакать по пенькам, то уже, глянь, скачет, только хвосты свистят. То есть свиньи, утки, куры, овцы в хозяйстве, то уже нет. То восстают суровые киммерийцы, то уже нет. То пасет Конан овец по сугробам, то уже нет. То летают демоны, то уже не летают. WTF?! У автора с редактором частичная амнезия, или как?
    Кстати, а вот это «Перед тем, как отправиться домой, он несколько раз погрузил лезвие в землю, чтобы отчистить от крови несчастного ОДНОСЕЛЬЧАНИНА. Молодой киммериец надеялся, что скоро с него закапает уже АКВИЛОНСКАЯ кровь.» Простите, так Конан же вроде графа фон Педофила убивал, или нет? А граф же аквилонец? Откуда односельчанин с его кровью там взялся? Или еще кого-то успели этим мечом порешить? Или я что-то путаю?
    И еще один вопрос у меня, касательно загонки мечей в землю. Доводилось читать, что ножи (ножи, не мечи) так иногда чистят/чистили. Такое действительно возможно? Или свистят авторы?

    Клевая рецензия, позитивная. Спасибо.

    • J.K.:

      P.S. Про амнезию – имелся в виду автор рецензируемого мега-эпика.

    • admin:

      По крови на мече там так – граф-педофил убил пацана, который бросился на него в деревне, когда тот похищал Тарлу. И ладно бы сам граф был тупой, так нет же – он воин, причем как бы поначалу неплохой. И выходит мы должны верить в то, что хороший воин не вытер меч после того как ускакал, типа ну так завожделел, что забыл обо всем, отвесил слюни до пупа и предался педофильским грезам? И тут же схватка и… ну и где меч графа – он куда-то пропадает. Почему? Да потому что у Конана шансов тогда нет, вот о мече автор и забывает (ну или в сотый раз амнезирует)))). Ну и в конце концов варвар убивает графа отравленной стрелой.

      По чистке мечей, лезвие в землю загонять смысла нет, по нескольким причинам.
      1. лезвие можно просто сломать, ведь меч это не заточенный лом, а довольно гибкое оружие, но предел прочности тоже имеет.
      2 . лезвие опять же тупится, и его нужно заново затачивать.
      3. самое смешное – меч в землю на 80-90 см сходу не загнать, его нужно вбивать, молотком, кувалдой, чем угодно. это все равно что лопату с одного замаха сразу на полметра воткнуть)) и даже если забить меч в землю, почти на метр, его от туда опять таки сходу не вытянешь, придется долго и упорно «раскачивать», чтобы ослабить боковое давление земли на лезвие. что опять таки может привести к тому, что в руках останется только рукоять.

      байка эта я так думаю от реальной чистки металлических вещей и изделий в средние века песком. но чтобы почистить сковородку ее нужно загонять в землю? нет, конечно. просто нужно взять песок и потереть им металлическую поверхность. песок выступает просто в качестве абразива или наждачной бумаги.
      у земли свойства совсем иные, и вытащив из обычной почвы хоть лопату, столб, или просто кол – на поверхности будут смачные грязные разводы, а то и комья земли, которые чистоты само собой не придают. поэтому смысл чистить есть только песком, рассыпал сколько надо, потер, вот и результат.

      касаемо оружия, чистка песком имеет свои минусы, во-первых его нужно носить с собой, и в немалом количестве, а песок весит ощутимо много. во-вторых – время, его нужно тоже много, хорошо когда зарезал свинью дома и тут же лезвие очистил неспеша, не торопясь, но где взять время после случайного боя, который может перерасти в погоню? третье – вороненые клинки как раз после такой обработки теряют свое воронение))

      как поступали обычно: вытирали меч обычной тряпкой, чего проще – на ходу обтер за полминуты и все, лезвие чистое – стража не придерется, ну и ржавчина не образуется. в Саге как раз было подобное в нескольких романах, ЕМНИП, как раз Конан вытирал меч тряпкой, как раз для этих целей. (может на словах это и звучит как-то не очень, типа ну как это прокачанный воин, зачем ему тряпки какие-то? но на самом деле как раз прокачанный воин потому и опытный, что понимает насколько важны такие мелочи. грязная тряпка за голенищем сапога куда меньшее зло, чем меч в пятнах крови спутя несколько часов после схватки).

      бюджетный вариант – вытереть меч об одежду только что убитого противника, а еще лучше сначала об одежду, а потом о волосы))) тогда лезвие еще и обработается жирами. не аппетитно, согласен – но зато сразу все необходимое для меча и сразу. в том же «Ведьмаке» не с пустого места так много внимания уделено как раз «обслуживанию» меча – всяческие смазки, на основе жиров использовались на самом деле частенько, именно для защиты от ржавчины во всех ее проявлениях – пятна крови, вода, сырость.
      исходя из этих же соображений использовали овчину, оборачивая ею ножны изнутри, т.к. овечья шерсть содержит очень много жиров, создающих на поверхности оружия пленку, защищающую оружие во время «простоя».

      типа того)

  2. J.K.:

    В-общем, автору бы в больничку, память подправить. Ну, и мозги прочистить заодно.
    Про чистку песком посуды я знала (все мы, наверное, смотрели незабвенные индийские фильмы с сари и танцами-шманцами))) А вот многое другое из остального для меня новость. Большое спасибо.

  3. admin:

    не за что))

  4. Tetsuma:

    Неплохо написано, позабавило. А ведь мне этого черепаходава нахваливали…
    Только для не читавшего роман непонятно, что за граф-педофил такой?

  5. Tetsuma:

    А, ясно, увидел первую часть )
    А книжка то реально гавно, автор вообще не в теме

    • admin:

      говорят другие вещи (не о Конане) лучше, но почему-то все равно сомневаюсь.

  6. Акинак:

    Где-то читал, что мечи чистили так. Помещали их в бочку с песком и спускали со склона холма.

    • admin:

      слыхал и я такое, но в контексте кольчуг это выглядит логичнее. несколько тысяч колечек вручную оттереть практически не реально, и песок тут может быть выходом. меч, с моей колокольни, проще очистить от ржавчины обычными способами.

  7. Viartex7:

    Мда, а после прочтенной тетралогии Тертлдава «Пропавший легион» я был под впечатлением и одно имя автора навевало мысли «Ух, небось написал на уровне Говарда и Де Кампа», а на деле забросил после первой части, ибо бредятина.

    • admin:

      я слышал что за «Легион» Тертлдава хвалят, но Конан в его исполнении – это караул.

  8. Petrov-Vodkin:

    Да, Тертлдав склонен к тому чтобы писать халтурку. По сути из его вещей действительно стоящим можно назвать Видессианский цикл, где четко видно что автор пишет о том в чем разбирается и что он любит. И когда читаешь даже схематичные герои и простые сюжеты перестают напрягать.

Comment Spam Protection by WP-SpamFree